ПРЕВРАТИТЕ СЕБЯ В ХОДЯЧИЙ ОРГАНАЙЗЕР

Если вы жалуетесь на свою память, то делаете это совершенно зря...

Знаете ли вы, что ориентировочная емкость памяти среднего, обычного человека составляет 300 000 000 000 000 000 000 бит? Это превосходит возможности современного компьютера в миллиарды раз. Если бы мозг загружали десятью единицами информации в секунду непрерывно, без сна и отдыха, в течение 100 лет, то заполненным оказалось бы менее десяти процентов суммарного объема памяти.
Если же учесть еще и то, что человеческая память – не пассивное хранилище, вроде кладовки, а активный процесс, в ходе которого клетки-нейроны человеческого мозга обмениваются информацией друг с другом, образовывая все новые связи-ассоциации (за каждой из ассоциаций – своя единица информации), то цифры получатся еще более впечатляющими. Согласно академику Анохину, каждый из десяти миллиардов нейронов человеческого мозга способен образовывать 10 в 28-й степени (или 10000000000000000000000000000) связей. Но если один нейрон обладает подобным потенциалом, то на что же способен мозг в целом? Попытавшись обычным почерком выписать число возможных комбинаций нейронов в человеческом мозге, мы получили бы единицу с десятью миллионами километров нулей! Возможности мозга поистине безграничны – доселе не существовало еще человека, способного использовать весь его потенциал.

Тогда почему же так ничтожны результаты? Если возможности мозга столь велики, почему же вы устаете в течение всего лишь полуторачасового занятия? Если память так неисчерпаема, почему же Вы подчас не можете запомнить учебный материал, даже если от этого зависит многое – например, сдача экзамена? Почему из этой якобы безграничной памяти выпадает, самая незатейливая информация: номер телефона, который вдруг до зарезу понадобился, день рождения приятеля, имя человека, с которым вы ранее встречались?
Один из ответов: мозг работает так плохо потому, что работает абсолютно нерационально. Он трудится на пределе возможного и с КПД паровоза именно потому, что трудится хаотично и неупорядочено. Да, переполнить память нельзя – там всегда хватит места для любой необходимой Вам информации. Но реальна другая опасность – бессистемно набить память всякой чепухой, среди которой потеряется то, что действительно важно и ценно. Вот в эту-то ловушку люди попадаются очень часто.
Если представить наш мозг в виде колоссальной библиотеки-хранилища, то память обычного человека часто уподобляется огромным помещениям, доверху забитым хламом, где книги в огромном количестве беспорядочно разбросаны на полках и грудами свалены на столах и под столами, на полу, в коридорах и на подоконниках… Где для того, чтобы найти нужную запись (о местонахождении которой есть лишь самые приблизительные сведения), необходимо перелопатить горы ненужных книг, брошюр, газет и журналов, всевозможных листочков, блокнотиков и просто разрозненных обрывков. Работа при этом предстоит громадная, усталость гарантирована, а вот нахождение нужного - вовсе нет. При этом, заметьте, помехой становится сама громадность объема нашей памяти: ведь чем больше размеры нашего «книгохранилища» и чем больше в нем беспорядочно сваленных книг, тем труднее искать среди них нужную! Любая работа с таким хранилищем всякий раз превращается в тяжкий, неэффективный и неприятный труд.

А теперь представьте себе другой вариант: память – хорошо оборудованная, упорядоченная библиотека. Книги аккуратно расставлены на рационально размещенных рядах полок с удобным доступом, они тщательно пронумерованы и внесены в библиотечный каталог. Сам каталог сделан максимально приспособленным для того, чтобы нужную книгу через поисковую систему можно было быстро найти на соответствующей полке – по категории, по названию, по фамилии автора. Запоминание и воспроизведение в таком «памятехранилище» не представляет никаких проблем – искомая информация сама выскакивает в нужный момент, работа с такой памятью легка, непринужденна, высокоэффективна и доставляет наслаждение ее обладателю.

Именно такого рода память была, например, у Наполеона. Общеизвестен случай из его биографии: в 1788 г., будучи посажен поручиком на гауптвахту, он прочитал там невесть как оказавшийся в помещении старый том по римскому праву. А затем, почти 15 лет спустя, изумлял знаменитых французских юристов на заседаниях по выработке Наполеоновского кодекса, цитируя наизусть огромные отрывки из того тома. Всех солдат своей армии Наполеон знал наизусть, мало того, помнил о них множество деталей: «Он знал, - как пишет один из его биографов, - что этот солдат храбр и стоек, но пьяница, а вот этот очень умен и сообразителен, но быстро утомляется, потому что болен грыжей» и т.д.
При этом Наполеон признавал, что его память не представляет собой ничего выдающегося, но зато послушно фиксирует все, что его интересует. Он говорил, что различные сведения, объекты и дела уложены у него в голове, как они могли бы быть уложены в комоде. «Когда я хочу прервать занятие каким-нибудь делом, я закрываю его ящик и открываю ящик другого дела; они не перемешиваются, и никогда одно дело не стесняет и не утомляет меня во время занятия другим… Если я хочу спать, я закрываю все ящики и тотчас же погружаюсь в сон».


Если мы хотим столь же эффективно пользоваться своей памятью то, во-первых, мы должны в совершенстве овладеть своим вниманием и волей – для того, чтобы уметь свободно, по своему желанию оперировать ячейками памяти, как это делал Наполеон, произвольно концентрируясь на той, которая в данный момент нужна.

А во-вторых нам необходимо создать свой «библиотечный каталог с поисковой системой» для входящей информации – те самые «ящики» и «полки» Наполеона для всех задач, с которыми нам приходится сталкиваться. Это своего рода опоры и метки, к которым будет пристраиваться входящая информация. На языке психологии они называются «информационные деревья». Если нам это удастся, то все, что нам необходимо, начнет укладываться на соответствующие полки само собой, без всяких усилий. В итоге мы обретем прекрасную естественную память, она же «сверхпамять» - четко действующий наполеоновский комод.

Однако на пути к реализации сверхвозможностей нашей памяти есть еще одно досадное препятствие.
Дело в том, что наша память фиксирует и хранит все, с чем мы когда-то имели дело в жизни, но устроена она так, что на большей части этих необъятных хранилищ информации висит огромный замок – произвольный доступ к ним, как правило, закрыт. И универсального способа взломать его пока не придумал никто.
Однако если не получается взломать, то может получится подобрать отмычку или код? Это действительно возможно! Так же, как умелый программист может обойти запреты и пароли компьютерной программы, подобрав к ней нужные коды доступа, точно также и мы можем подобрать «коды доступа» к закрытым (если угодно, запароленным) информационным банкам вашего мозга. Такими кодами доступа обычно служат визуально-моторные образы и ассоциации. Это тот язык, на котором разговаривает наше правое полушарие (а оно-то как раз и хранит те самые скрытые от нас огромные массивы информации, накапливаемые в течение всей жизни).

Итак, ответ прост: для того чтобы получить доступ к «правополушарным» хранилищам информации, необходимо завязать с нашим правым полушарием разговор на понятном ему языке – языке визуальных образов, звуков, различного рода ощущений. Однако как раз с этим-то у современного человека много проблем. Очень давно человеческая цивилизация пошла по пути развития письменности и абстрактно–знакового кодирования информации. Все это – язык левого полушария, и именно левое, речевое и абстрактно-знаковое полушарие интенсивно специализировалось и более всего «востребовалось» в ходе развития человеческого общества. Этот путь предоставил человечеству настолько значительные преимущества, что за ними как-то не сразу обнаружилось, что в ходе неоправданного сдвига интеллектуальной деятельности современного человека «в левополушарную сторону» со все меньшим использованием правополушарной обработки очень многое было потеряно. В первую очередь, это относится к памяти и творчеству. Возрождение возможностей правополушарного мышления с опорой на образы открывает огромные перспективы для овладения скрытыми резервами нашего мозга и памяти в частности.

Вот вам и два главных принципа, на которые опираются психологические методы развития памяти:
1. Упорядочение информационного банка нашей памяти, наведение порядка в хаосе сведений в ней хранящихся. Это своего рода дефрагментация памяти – аккуратная и удобная для работы сортировка ее элементов.
2. Активное использование «правополушарного языка» нашего мозга – языка образов и чувств – для создания своего рода «каталожных маркеров», что позволяет надежно «помечать», а в дальнейшем быстро находить искомую информацию, а также во много раз увеличить эффективность запоминания и воспоминания.

На фундаменте этих двух принципов выстраиваются многочисленные специальные техники запоминания - так называемые мнемонические техники (от имени древнегреческой богини Мнемозины). Обученный таким техникам человек без труда может запомнить, а затем воспроизвести 50, 100 и даже многие сотни (а порой и тысячи) слов С ПЕРВОГО ПРОЧТЕНИЯ! Подобно ходячему органайзеру, он может хранить в памяти десятки номеров телефонов или длинных многобуквенных паролей. Он становится способен быстро запоминать большие хронологические таблицы, слова иностранных языков и много чего еще…
Всему этому можно обучиться на специальном мнемотехническом тренинге, занимаясь по специальным методикам, выполняя пошаговые упражнения и получая доступ к безграничным возможностям собственной памяти.
Центр развития личности в числе прочего проводит такую работу. Здесь заинтересовавшиеся могут ознакомиться с программой мнемотехнического тренинга, проводимого нашим центром.